Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 02 (92)'09 - Игра как жизнь или жизнь как игра?
Как «направлять» шалящего ребёнка?

Софья Леонидовна Шноль, психолог Благотворительного фонда «Детская больница» при ДГКБ им. Сперанского, Москва


«Не балуйся!» — часто слышат дети от родителей. Но так ли уж опасно и вредно баловство или, напротив, оно жизненно необходимо ребёнку?

Дети, которые балуются, — это, мне кажется, такой вид искусства, нечто прекрасное для настоящих ценителей. Есть разные стили в музыке, в живописи. Одним нравится спокойная, проверенная временем классика, других будоражит что-то очень новое, рискованное и раскованное. Дети-баловники — истинное удовольствие для тех, кто действительно готов быть с ними вместе. Но что значат эти простые слова — «быть вместе»? Вряд ли достаточно просто любоваться. Иной раз приходится вмешиваться, причём стремительно, иначе и до беды недалеко. Хочу заранее отметить: я как раз из взрослых. Число прожитых мною лет в сумме с количеством моих детей приближается к сорока. Но, несмотря на это, а может быть, именно поэтому, я очень трепетно отношусь к детскому баловству. И я такая не одна. Бывает, читая хорошую детскую книгу, с радостью нахожу в авторе родственную душу, вижу, что он относится к детскому баловству с пониманием. Так приятно попасть в прекрасный мир, созданный автором, — мир, населённый детьми, которые не упускают случая что-нибудь сотворить, и взрослыми, которые явно хорошо знают, как «быть рядом» с шалящими детьми. А как, собственно говоря, правильно «быть рядом»? Что нужно от взрослого ребёнку, который собрался пошалить? Об этом я и хочу поразмыслить вместе с читателями этой статьи.
Первый ответ, который приходит в голову: взрослый тут вообще не при чём. Чем он дальше отойдёт, тем лучше удастся задуманная шалость. Но это не так. Ребёнка без взрослого не бывает. Если он сейчас один, значит, где-то есть его родители, и он об этом знает. Это знание существенно влияет на его жизнь. Если взрослых по какой-то печальной причине действительно нет, то ребёнок всегда держит их образ в памяти, спрашивает у них мысленно совета, гордится или стыдится перед ними. В хорошей детской литературе, где авторы действительно обращают внимание на детские переживания, герои, решаясь на рискованные поступки, всегда ведут внутренний диалог со взрослыми. Вспомним, к примеру, Пеппи-Длинныйчулок. Что бы она ни затевала, она всегда думала о том, одобрят ли её действия папа, смытый волной с корабля и находящийся неизвестно где, и мама, которая теперь живёт на звезде. Поэтому считать, что когда дети балуются, они делают это совсем одни, несколько наивно. Они всё равно берут нас, взрослых, в свою компанию. То, что родители уже успели сказать маленькому человеку про смелость и опасность, про то, как устроен окружающий мир, и, главное, про то, как они сильно любят его, как им будет жаль, если с ним что-то случится, — это такое «Руководство по баловству», которым дети всегда пользуются, затевая что-то.

Берегите мыльные пузыри!
Балующийся ребёнок похож на мыльный пузырь — просто загляденье. Но одно неосторожное движение — и вся красота пропала. Поэтому хочется не только любоваться детьми, но и оберегать их. Это очень трудно, потому что нужно быть всегда готовым прийти на помощь, в любой момент спасти. Гораздо проще оберегать ребёнка не шалящего, который сидит себе в комнате и ничего рискованного не замышляет. Так опасности намного меньше, но и любопытства, исследования тоже недостаёт. Взрослые отличаются от детей по меньшей мере тем, что умеют оценивать опасность и предвидеть последствия рискованных действий. Но заранее этому детей не научить. Поэтому особо одарённых в области риска приходится спасать, причём иногда в самом прямом смысле слова. Уметь справиться с бедой, быть действительно большим, умелым и сильным — вот что требуется от взрослого, если уж он решился на такое непростое дело как выращивать детей. При этом очень важно, под каким «соусом» взрослый представит всю ситуацию ребёнку. Бывает ведь, просто накажет за то, что треплет нервы родителям. И тогда ребёнок окажется просто нарушителем — виноватым, но не понятым в своих намерениях. Но иногда родителям удаётся сообщить ребёнку не только о том, как им было страшно за его жизнь, но и о том, как он им нужен. И от этих слов он может почувствовать себя по-настоящему счастливым. Так это произошло с Малышом, после того как пожарные сняли его с крыши, куда он забрался с Карлсоном:
«Мама очень крепко обняла его.
— Подумай только! — сказала она. — А если бы ты упал с крыши? Если бы мы тебя потеряли?
— Вы бы тогда огорчились?
— А как ты думаешь? — ответила мама. — Ни за какие сокровища в мире мы не согласились бы расстаться с тобой.
— И даже за сто тысяч миллионов крон? — спросил Малыш.
— И даже за сто тысяч миллионов крон!
— Значит, я так дорого стою? — изумился Малыш.
— Конечно, — сказала мама и обняла его ещё раз».

Важность запретов
А ещё ребёнку, затеявшему баловство, нужны запреты и ограничения, которые устанавливают взрослые. И ничего удивительного тут нет. Дело в том, что одна из целей баловства — преодоление (себя, своих физических возможностей, привычных ситуаций, воли взрослых). Другими словами, баловство — это не только исследование, это ещё и рост. А ограничения, на которых настаивают взрослые, — это та опора, от которой можно оттолкнуться, чтобы двигаться дальше.
Во-первых, преодоление запрета придаёт баловству то ощущение азарта, тайны, ради которого, собственно, всё и затевается. Ребёнок, которому всё можно (если представить, что существуют такие дети), не испытает азарта и удовольствия от того факта, что он сумел обхитрить, надуть, обставить своих взрослых.
Во-вторых, дети, не встречающие на своём пути запретов, иногда решаются на совершенно безумные и по-настоящему опасные поступки. И, возможно, вовсе не потому, что им, как это принято говорить, не хватает внимания со стороны взрослых. Просто потребность найти внешнюю границу, которая разделяла бы «можно» и «нельзя» очень сильна в детях. Без этой границы они с трудом ориентируются во внешнем мире, им становится очень неуютно. Да, именно неуютно без запретов, потому что дети не умеют ещё сами управлять своей волей во всех ситуациях, и запрет взрослого (но только стабильный, разумный и постоянно действующий) — это для детей большое подспорье.
В-третьих, кроме азарта и удовольствия, преодоление границ служит основанием для детской гордости. «Я младше, но хитрее», «я младше, но вы ничего не смогли поделать», «я младше, но мне удалось сделать по-своему» — такие зашифрованные послания от ребёнка к взрослым есть в каждой шалости. Какой опыт может приобрести ребёнок, провоцируя взрослого подобным образом? При неблагоприятных условиях шалость может вызвать во взрослом больше злости, чем понимания, взрослый может быть уязвлён, даже унижен. Тогда последует наказание. Но если он всё же сумеет объяснить ребёнку, что именно его так задело, чего впредь нельзя делать, это станет полезным опытом, который позволит ребёнку отличать приемлемые шалости от запрещённых. А если у взрослого получается отнестись к баловству с пониманием, а может быть даже с юмором и симпатией, то он может восхититься находчивостью ребёнка, его смелостью. Совсем хорошо, если взрослый проявит уважение к возможностям ребёнка и признает, что на этот раз ему удалось нечто особенно сложное. Кстати, получив свою долю признания и уважения, дети часто перестают провоцировать взрослых баловством. Они уже понимают, что их ценят и признают. Иными словами, и преодоление запретов, и их принятие способствуют взрослению ребёнка.

Чтобы Вселенная не разрушилась
Но не всякий раз баловство заканчивается только приобретением нового опыта. Как взрослый может поддержать ребёнка, который что-то натворил и оказался лицом к лицу с последствиями своих действий? Пожалуй, самое тяжёлое для ребёнка — остаться наедине со своими переживаниями. Он испытывает стыд, ужас от необратимости случившегося, страх перед наказанием. Часто ребёнку кажется, что он стал причиной разрушения мира. Иногда взрослые, не справившись со своими собственными чувствами, добавляют масла в огонь, стыдя ребёнка и убеждая его в том, что по его вине произошло нечто непоправимое. Но вряд ли стоит возлагать такую непомерную ответственность на невзрослого ещё человека. В чём ребёнок в этот момент по-настоящему нуждается, так это в присутствии взрослого, который бы разделил с ним последствия шалости, помог бы вместе исправить ситуацию.

Шалость как месть
Все уже знают, что шалости и баловство — это способ ребёнка разобраться в устройстве окружающего мира. Неужели вообще не бывает в детских действиях злого умысла? Думаю, не стоит впадать в излишне благостное настроение и верить, что дети всегда лишь «маленькие учёные», любопытные исследователи. Если ребёнок за что-то зол на взрослого, это непременно скажется на содержании шалости. Если баловство становится разрушительным, опасным, или оно очень точно адресовано кому-то из взрослых, то это уже не столько исследование, сколько проявление негодования по какому-нибудь поводу. Я хотела бы проиллюстрировать это примером из книги Р. Даля «Матильда».
Матильда — пятилетняя девочка, родители которой не только не обращают внимания на её удивительные способности, но ещё не упускают случая унизить или оскорбить её. В лучшем случае они просто не обратят внимания на свою дочь, и тогда она сможет получить маленький кусочек свободы и независимости. Но, устав от бесконечных проявлений жестокости, Матильда отважилась всё-таки постоять за себя. «Одна-две маленькие победы, решила Матильда, помогут ей стерпеть их выходки и не сойти с ума». Автор добавляет, что человеку в возрасте пяти лет трудно соперничать со всемогущими взрослыми. Думаю, очень верно подмечено, что взрослые в глазах детей предстают именно всесильными, и это может вызывать настоящее отчаяние, если только взрослый не на стороне ребёнка. Из этого отчаяния и бессилия и рождается опасное и разрушительное, вовсе не исследовательское, а по-настоящему «отчаянное» детское баловство. Это способ хоть как-то доказать своё существование, свою силу не только родителям, но и самому себе. «Я есть, и вы не можете этого игнорировать!» — вот послание, которое содержится в каждой из таких шалостей.
Для тех, кто не читал этой книги, но очень сочувствует маленькой и несчастной Матильде, сообщаю: она намазала суперклеем папину шляпу, отчего та намертво приклеилась к его голове; запустила в камин говорящего попугая, заставив родителей поверить, что к ним забрался грабитель; совершила ещё парочку поступков, которые позволили ей чувствовать себя не такой уж беспомощной и раздавленной. Справедливость таким образом была восстановлена. Если ребёнок в своих шалостях сильно рискует, если в его действиях много вызова, провокации, то это, скорее всего, означает, что он в отчаянии перед взрослыми, которые либо не замечают его, либо относятся к нему жестоко. Рисковать своим здоровьем и совершать по-настоящему опасные поступки детей иногда заставляет желание получить заботу, почувствовать нежность и любовь.

Союзник, о котором можно только мечтать
Большой поддержкой для ребёнка, решившего побаловаться, могут оказаться взрослые, которые и сами горазды пошалить. Потому что они, во-первых, могут подать какую-нибудь хорошую идею. Во-вторых, у взрослых больше возможностей, ведь им можно трогать всё, что запрещено детям. К тому же ругаться и наказывать такие взрослые склонны гораздо меньше, потому что и сами понимают, что происходит в душе у человека, когда он балуется. Заполучить в союзники такого редкостного взрослого — мечта любого баловника. Но если это невозможно наяву, дети часто фантазируют о таком друге. Именно таким способом появились на свет главные герои книги австрийской писательницы Миры Лобе «Бабушка на яблоне» и, конечно же, знаменитый Карлсон. Эти герои придумывают настолько захватывающие приключения и проделки, что даже дети иногда приходят в недоумение:
«— Сядь на моё место и веди машину.
И бабушка повернулась к Анди, чтобы поменяться с ним местами.
— Сесть за руль? Мне? Да ведь это детям запрещается!
— Что за глупости! Тебе не кажется, что детям вообще всё запрещается? Просто дичь какая-то!».
Конечно, наяву ни одна бабушка, будучи в здравом уме, не предложит внуку сесть за руль автомобиля. Но я уверена, что дети очень ценят, когда взрослые немного выпускают на волю своего «внутреннего ребёнка» и дают понять, что и они способны не только на нравоучительные разговоры.

Наполнять радостью
Ещё вот что приходит мне в голову, когда я думаю о баловстве. «Баловать» и «баловаться» — связаны ли эти слова как-то или просто звучат похоже? Первое приводит на ум невероятное количество конфет и пирожных, игрушки без ограничения, словом какой-то беспредел удовольствий. Второе — вроде бы не совсем про то же самое, не всякий же раз шалость заключается в том, чтобы без спросу съесть варенье. Баловать — это ещё и наполнять радостью, дарить удовольствие, понимать, разделять переживания, быть рядом, когда это так нужно. Баловать — это придавать жизни всю полноту ощущений, которой, собственно и добиваются дети, когда балуются.
В этом смысле герои тех историй, в которых взрослые оказываются на стороне детей, в высшей степени балованные. Их взрослые, кажется, готовы разделить с ними любые переживания, сопровождать их во всех историях, которые с ними случаются. И даже когда бывают строгими, не перестают понимать и сочувствовать им. Становятся ли дети от этого какими-нибудь «бездушными потребителями», «неуправляемыми монстрами», чего иногда опасаются люди, когда слышат о баловстве? Вот уж нет! Судя по тому, что происходит в книгах (а это очень похоже на настоящую жизнь), эти дети оказываются очень неравнодушными, благородными и чуткими людьми, которым всегда есть дело до других. Может быть, такие дети, когда они вырастают, обладают повышенной защищённостью, прочностью, которую в детстве им помогли обрести взрослые.

С автором можно связаться:
sonia_schnoll@pochta.ru

Под заголовком: К. Е. Маковский. Дети, играющие в мастерской.

Тема номера

№ 4 (454)'24
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы