Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 06 (96)'09 - Библиотека высшей школы
Студенты в национальной библиотеке:

Антон Владимирович Лихоманов, кандидат исторических наук, заведующий Отделом фондов и обслуживания РНБ,  Санкт-Петербург

Татьяна Владимировна Соколова, кандидат педагогических наук, заместитель заведующего Отделом фондов и обслуживания РНБ, Санкт-Петербург

Концепция дальнейшей модернизации обслуживания в РНБ направлена на целевые
возрастные и профессиональные группы, в первую очередь — на инновации в работе
с молодёжью.

Поиск оптимальной модели обслуживания всех категорий читателей начался с момента открытия  Императорской публичной библиотеки (ИПБ, ныне — Российской национальной библиотеки, РНБ), при этом изначально предполагался интегральный характер обслуживания, отражающего реальное состояние всех элементов библиотечной системы, от комплектования до технических и хозяйственных служб. Отсюда — пристальное внимание к пополнению фондов, постоянная работа над каталогами, открытие новых читальных залов, повышение комфортности библиотечного пространства, постепенное создание системы дифференцированного обслуживания.

«Соединить несоединимое»
ИПБ, как библиотека общедоступная, предоставляла свои фонды не только профессорам, учителям, чиновникам, медикам, священнослужителям, но и студентам, число которых среди её читателей постоянно росло: 13,4% —
в 1814 году, 25%  — в 1860-е гг., 33,8% — в 1916 г.
В 1910 году 75% всех студентов Санкт-Петербурга — более 15 тыс. человек — были записаны в ИПБ, среди них преобладали представители СПбГУ, Высших женских курсов, Политехнического и Технологического институтов.
Открытая в 1862 году в Москве библиотека Румянцевского музея (ныне — Российская государственная библиотека, РГБ) также привлекала учащуюся молодёжь: в 1900–1916 гг. учащиеся, по преимуществу студенты, составляли до 70% среди читателей. Подобные изменения в составе читателей  потребовали новых организационных и технологических решений.
Вопрос о необходимости дифференциации  читательских потоков впервые возник в ИПБ в 1860-е гг., когда библиотека столкнулась с резким повышением посещаемости не только студентов, но и учащихся средних учебных заведений (в 1859 г. император разрешил посещать ИПБ юнкерам и кадетам, а в 1862 г. — учащимся старших классов гимназий). В 1877 г. В. В. Стасов предложил проект открытия вместо одного читального зала двух: «для научных и серьёзных занятий» и «для учащейся молодёжи и читающей публики», однако, по разным причинам, он не был реализован, а открытие в начале ХХ века нового читального зала в Воротиловском корпусе позволило на время решить проблему переполненности залов и приостановило процесс дифференциации читательских потоков.
Однако проблема была не только в количестве мест в библиотеках. Запросы читателей-студентов, специфика потребностей и читательского поведения входили в противоречие с базовыми функциями национальных книгохранилищ. В «Резолюции о положении библиотечного дела в столицах», принятой на I Всероссийском съезде по библиотечному делу 7 июня 1911 года, указывалось, что создание центральных городских общественных библиотек является насущной необходимостью, так как отсутствие их «крайне неблагоприятно отражается на наших государственных книгохранилищах — Императорской Публичной библиотеке в Санкт-Петербурге и Румянцевском музее в Москве, заставляя их удовлетворять также требования на книги, удовлетворение которых составляет прямую задачу местных общеобразовательных общественных библиотек, и отвлекая названные учреждения от выполнения  непосредственно лежащих на них задач центрального государственного книгохранилища». Однако традиция обращения студентов к богатейшим фондам Публичной библиотеки (ПБ) не только сохранилась и в послереволюционный период, но и приобрела невиданный ранее размах.
Так, в 1920-гг. количество ежегодно записывающихся в библиотеку студентов увеличилось по сравнению с периодом до 1917 года почти в 2 раза, преобладали студенты гуманитарного профиля, особенно — из Университета и Педагогического института. В этот период 60% всех читательских запросов составляли запросы студентов, в том числе 25% — запросы по технике, 21% — социально-экономические, 20% — гуманитарные, 15% — естественно-научные.
В 1920–1930-е гг., когда Публичка из «общедоступной» стала фактически массовой, инновационные процессы достигли определённого пика.
В частности, по инициативе директора ПБ, академика Н. Я. Марра в 1925 г. в бывшем особняке графа Шувалова открывается Библиотека молодёжи. В начале 1930-х гг. организуется научный читальный зал, что привело к локализации и конкретизации функций Общего читального зала, посещаемого по преимуществу студентами. В 1937 г. при Ленинградском Дворце пионеров был открыт «седьмой филиал» Государственной Публичной библиотеки (ГПБ) — библиотека детской литературы, читателями которой стали преимущественно ученики 6–10 классов. Этот филиал, реорганизованный в 1950 г., функционирует до сих пор как Юношеский читальный зал в структуре Отдела фондов и обслуживания (ОФО), являясь значимой частью традиционной читательской триады «школьник-студент-специалист». В 1950 г. студенты составляли 62% читателей ГПБ, специалисты с высшим образованием — 30,4%. Несмотря на различные меры, принимаемые для улучшения работы вузовских библиотек, серьёзного оттока читателей-студентов из стен ГПБ–РНБ не происходит: в 1997 г. они составляли 55% всех читателей, в 2008 г. — 63%. Таким образом, РНБ вновь принимает вызов времени и в очередной раз должна «соединить несоединимое», то есть решать постоянно усложняющиеся задачи  национальной библиотеки и одновременно выполнять фактически функции универсальной вузовской библиотеки, учитывая весь комплекс изменений, происходящих в студенческой среде. При этом нельзя забывать об интересах и других, не столь массовых, но важных категориях читателей: специалистах, аспирантах, докторах и кандидатах наук.
Не случайно последнее двадцатилетие ХХ века в РНБ — это период интенсивных и многосторонних перемен, результатом которых является ныне действующая модель обслуживания: несколько зданий с читальными залами, хронологическое разделение фондов, наличие специализированных залов и подсобных фондов, в том числе универсальный зал открытого доступа, компьютеризированное обслуживание, максимально возможная для национального книгохранилища демократичность правил пользования, единый читательский билет и т. д. Насколько эффективна эта модель? В каком направлении двигаться дальше?

«Аварийная служба» или зона комфорта?
Очевидно, что поиск оптимальной модели подразумевает, прежде всего, наличие критериев оценки. В течение всей истории РНБ и до сих пор главными критериями являются количество читателей, посещаемость и книговыдача. Эти показатели долгое время не только постоянно росли, но и порой представляли серьёзную проблему из-за несоответствия общественного спроса и возможностей библиотеки. После 1917 г. и до сих пор РНБ использует не только свои основные, но и другие здания в городе. Сотрудники привыкли к переполненным читальным залам. Ещё 20 лет назад в Главном здании вечерами стояли очереди читателей, ожидавших места в гардеробе на 900 мест. Сейчас ситуация изменилась. Показатели физической посещаемости в РНБ, как и в подавляющем большинстве библиотек России, постепенно снижаются.
Какая категория читателей является наиболее проблемной в данном контексте? Как показывает статистика ОФО, больше всего вопросов вызывает посещаемость учащейся молодёжи. С 26 апреля 2007 г. (начало очередной перерегистрации читателей РНБ) до конца 2008 г. выдано 108 838 билетов РНБ, в том числе гражданам с высшим образованием — 37 108, со средним образованием — 69 485, школьникам — 2 245 билетов. Если учесть, что 78% читателей со средним образованием составляют студенты, получается, что студентов в РНБ примерно в 1,5 раза больше, чем специалистов с высшим образованием, и соответствующий сегмент посещаемости должен быть максимальным. Однако статистика показывает обратное: в последние годы посещаемость специалистов с высшим образованием выше, чем у студентов. Поэтому концепция дальнейшей модернизации обслуживания в РНБ направлена на целевые возрастные и профессиональные группы, в первую очередь — на инновации в работе с молодёжью. Подобный путь представляется особенно перспективным именно для Петербурга, считающегося «студенческой столицей России» По количеству студентов на 10 тысяч населения (967) Петербург на 1-м месте в России (в Москве — 964), всего в городе более 450 тыс. студентов. Молодёжь ассоциируется в первую очередь с компьютерами. Поэтому самым серьёзным соперником современных «книжных», а не виртуальных библиотек является, как известно, Интернет, дающий возможность пользоваться цифровыми копиями и содержащий зачастую наиболее актуальную информацию. Читатели считают, что Интернет — это «большие возможности», «помощник в учёбе», «огромная книга», «выход в большой мир знаний», «огромный информационный мир, который обогащает ум и душу», «способ общения», «способ развлечения и развития» и т. д. Противостоять подобному восприятию трудно, однако  библиотеки, с большим или меньшим успехом, пытаются превратить соперника в соратника, и, вероятно, это концептуально и стратегически правильное направление, нуждающееся в специальном теоретическом и методическом рассмотрении. Перспективность «ставки на молодёжь» и необходимость искать с ней «общий информационный» язык для РНБ обусловлена, в частности, планами строительства в непосредственной близости от Нового здания межвузовского комплекса на 10 тыс. мест. В данном случае такой фактор, как расположение РНБ в нескольких зданиях, может и должен сыграть свою позитивную роль, так как наиболее актуальная литература окажется максимально приближенной к потенциальным пользователям.
Существуют и другие, внутрибиблиотечные факторы, негативно влияющие на имидж РНБ в глазах молодёжи:
• достаточно сложная система каталогов; непросто разобраться, где и что находится;
• недостатки в системе организации обслуживания читателей: не устраивают сроки выполнения заказов, часы работы библиотеки и т. д.;
• проблемы подготовки персонала, не всегда доброжелательного к читателям;
• не всегда комфортные условия работы: бывает холодно, шумно, не везде достаточное освещение, идёт многомесячный ремонт в Главном здании и т. д.;
• недовольство правилами пользования: запрет несанкционированного копирования, желание проходить в библиотеку в верхней одежде, с большими сумками, плеерами и т. д.;
• высокая, по мнению читателей, стоимость отдельных услуг или вообще их платность (Интернет).
Перечень этих причин можно продолжить, и, разумеется, не все желания читателей могут быть удовлетворены. Важно определить, что реально зависит от нас и что действительно необходимо сделать. Проблема выбора особенно сложна и актуальна, так как существенно изменился сам пользователь, который предъявляет библиотеке иные требования, чем раньше. И ему есть, с чем сравнивать: например, с условиями обслуживания в гипермаркетах с их широкими проходами, корректным персоналом, обилием товаров и т. д. По данным опросов, многие считают посещение крупных магазинов праздником: это место, куда хочется пойти. А библиотека, по аналогии, воспринимается, как некая аварийная служба («горит» курсовая или дипломная работа), контакт с которой иногда необходим, но в целом не очень желателен. В результате в анкетах в качестве пожеланий читатели называют возможность работы ночью (чем не аварийная служба?), оборудование в РНБ мест для сна, тренажёрных залов, возможность выноса любой литературы домой и т. д. Сопоставление цифр (в РНБ записываются менее трети студентов СПб.) свидетельствует, что современные студенты действительно далеко не всегда имеют желание идти в библиотеку. Им, как правило, хорошо владеющим компьютерной техникой, уже не хочется переписывать что-либо из книг, примерно 15% читателей посещают РНБ с ноутбуками. Они стремятся получить максимум информации за одно посещение, используют различные формы легального и нелегального копирования. Вероятно, через несколько лет библиотекари вообще не смогут препятствовать массовому несанкционированному копированию.
Изменился и стиль работы многих читателей: они всё реже пытаются вникнуть в суть документа, чаще ищут фрагменты для копирования и компиляции. На смену студентам из рабоче-крестьянских семей пришли выходцы из хорошо обеспеченных слоев, которые могут оплатить «скачивание» готовых текстов из Интернета или выполнение учебного задания другим лицом.
Одна из особенностей так называемого компьютерного поколения — коммуникативные проблемы, отсутствие полноценных навыков «живого», реального общения. Отсюда нежелание потенциального пользователя вступать с кем-либо в непосредственный контакт для получения информации. Сейчас существует большое количество автоматизированных услуг: банковские карты, оплата телефонных и иных расходов в специальных киосках, заказ билетов через Интернет и прочее, что не только отучает от «живых» контактов, но и заставляет воспринимать такое общение как некомфортное. Кроме того, многие просто не умеют работать в библиотеке, отсюда — страх, растерянность и опять же ощущение дискомфорта.
Определённые сложности связаны и с географическим аспектом проблемы. За последние 10 лет в два раза увеличилось количество иногородних студентов в Петербурге (число собственных школьников-выпускников в городе снижается) и составляет сейчас около 50%. Это означает, в частности, что РНБ ощущает (или не ощущает) результаты работы с молодыми читателями, проводимой в библиотеках самых разных российских регионов. Имеются в виду, прежде всего, навыки чтения, сформированная книгоцентричность, умение ориентироваться в библиотеке, включение библиотеки в собственное культурное пространство. Учитывая ту огромную работу, которую развернули библиотеки страны в отношении, прежде всего, детей и подростков, можно надеяться, что через какое-то время в РНБ придут более подготовленные и более мотивированные читатели-студенты, и их будет больше.
Что же сегодня привлекает молодых читателей в РНБ? Прежде всего, и это показывают анкетирования, уникальные фонды.
Пользователи, обращающиеся к «эксклюзивной» части фондов РНБ, будут всегда, но и этот сегмент может сократиться, причём как раз в результате инноваций. Так, число документов РНБ, которые еще не оцифрованы, постоянно сокращается, в том числе благодаря сотрудничеству с различными организациями (IDC, Google и др.) И если когда-нибудь все электронные копии будут доступны через домашний Интернет, то читальные залы можно будет закрывать. Примером может служить такой очень популярный электронный ресурс на сайте РНБ, как «Полное собрание законов Российской империи»: в традиционном книжном варианте это был своего рода «улей», вокруг которого постоянно кружились «пчёлы» — читатели.
Поиск оптимальной модели обслуживания своих пользователей, решение проблемы посещаемости объединяет все библиотеки. Способы используют разные, и мнения у библиотекарей тоже разные. «Имеем ли мы право подменять сущность и культуру библиотечного дела откровенно шоуцентрическими способами привлечения в стены наших библиотек?» — задают небезосновательный вопрос коллеги из Бреста. «И к лицу ли нам, “главным людям государства” (так называл библиотекарей Д. С. Лихачёв) лицедействовать среди книг даже ради этих книг?» Другое возможное направление сформулировано в высказывании коллеги из Оренбурга: «Цель библиотечного дела помочь людям найти то, что они ищут, сами того не зная, то есть сделать для них доступными вещи, действительно культурно связанные». Данное направление, безусловно, интересно и привлекательно, однако пока не ясны формы практической реализации.
Сегодня как никогда важно принимать регулярные меры по улучшению ресурсной базы, повышению комфортности рекреационных зон, созданию привлекательного и дружелюбного образа библиотеки. Сделать это в условиях экономического кризиса чрезвычайно сложно. Работники библиотек принимали и принимают все меры, чтобы повысить интерес молодёжи к чтению, показать, что библиотека — это не только место, куда надо бежать для выполнения срочной работы, но и место, где встречаются единомышленники, где удобно и приятно, где можно проводить время с пользой и удовольствием. Однако все это не спасёт, если в обществе будет падать интерес к чтению и посещению библиотек. С. В. Степашин, президент Российского книжного союза, выступил с призывом: «Необходимо сделать все, чтобы чтение вновь стало престижным и модным занятием в России». Хочется надеяться, что этот призыв будет услышан всеми, кто заинтересован в сохранении культурных традиций России.

С авторами можно связаться:
lib.service@nlr.ru

Тема номера

№ 4 (454)'24
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы