Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 15 (105)'09 - Президентская библиотека
Раскрытие исторического культурного наследия и формирование уважения

Решение о создании Президентской библиотеки вызвало в библиотечном сообществе неоднозначную реакцию. Особенно после того, как законом за ней был закреплён статус национальной. Нужна ли стране третья национальная библиотека? На этот и другие вопросы сегодня отвечает генеральный директор Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина, доктор юридических наук, профессор Александр Павлович
Вершинин.




Решение о создании Президентской библиотеки вызвало в библиотечном сообществе неоднозначную реакцию. Особенно после того, как законом за ней был закреплён статус национальной. Нужна ли стране третья национальная библиотека? На этот и другие вопросы сегодня отвечает генеральный директор Президентской библиотеки им. Б. Н. Ельцина, доктор юридических наук, профессор Александр Павлович
Вершинин.
— Александр Павлович, стало ли для Вас как профессионального юриста назначение на пост генерального директора президентской библиотеки неожиданностью или это логическое продолжение вашей карьеры?
— Определённая логика в этом назначении есть. Я давно занимаюсь информационными технологиями в сфере правовых отношений. Компьютер для меня является важным инструментом и в моих научных исследованиях, и в моей практической работе. В своё время я изучал письменные документы и, получив редкую для России Гумбольдскую стипендию для стажировки в Германии, предполагал, что и там продолжу работу над этой темой. Однако там я понял, что тему необходимо расширить, так как появились и стали широко использоваться другие носители информации. Я стал изучать электронные доказательства, занимался этим достаточно долго и в 2000 году издал книгу «Электронный документ»1. Так что с цифровой, электронной средой знаком —
и как пользователь, и как исследователь.
Кроме того, как известно, целью создания Президентской библиотеки является сбор, оцифровка, хранение и предоставление в пользование документов и материалов по истории России, теории и практике российской государственности, истории права, что тоже является предметом моих научных интересов.
— Знаете, это была настоящая интрига для библиотечного сообщества — кто возглавит Президентскую библиотеку? Назывались многие известные в библиотечном деле имена. Ваше назначение стало определённой неожиданностью. Не опасались ли Вы браться за совершенно новый проект? Или вся совокупность накопленных знаний и опыта давали Вам уверенность в том, что Вы сможете сконцентрироваться на новом деле и «выстроить» библиотеку, аналогов которой пока нет?
— Мне не раз приходилось менять сферу деятельности, и каждый раз было необходимо концентрироваться, чтобы достичь определённого результата. Пришлось переходить от изучения законодательных и информационных проблем, чтения лекций в качестве гостевого профессора в зарубежных университетах к практической внешнеэкономической деятельности — несколько лет я работал заместителем Торгового представителя в Германии. Затем я занимался правовыми вопросами энергетики, результатом чего стала разработка межкафедральной магистерской программы «Правовое регулирование отношений в сфере энергетики» — это довольно новое явление на образовательном ландшафте России. При смене сферы деятельности в её основе всегда была аналитическая работа и систематизация информации.
— Александр Павлович, а с чего начался Ваш путь в науку? Какой была тема Вашей кандидатской диссертации?
— Первая тема моих научных изысканий была связана с юридической методологией. Называлась она «Содержание гражданских процессуальных правовых отношений». Суд, правосудие — это познавательная деятельность. Говоря «правосудие», мы должны подразумевать, что суд не просто вершит и решает чью-то судьбу по закону, но ещё и отыскивает истину. Правосудие не только от слова «право», но ещё и слова «правильность» информации.
— И вы проводили исследования на основе нашей российской судебной практики?
— Да, я занимался отечественным процессом и, в частности, историей российского гражданского процесса. Но так как я много работал за границей, мне удалось использовать многие сравнительные характеристики различных судебных систем, и это было очень полезно. И информатикой я стал заниматься потому, что познакомился с зарубежными технологиями.
Логическим продолжением этой темы стала докторская диссертация об упрощении и ускорении судебной деятельности.
— И всё-таки от гражданского Вы ушли к энергетическому праву…
— В отечественной экономике энергетика занимает особое место, а специалистов по правовым отношениям в этой отрасли у нас мало. Поэтому и было принято решение об открытии магистратуры на юридическом факультете Петербургского университета, которая носила бы комплексный характер и охватывала разные специальности. Уже состоялось несколько выпусков, эти специалисты очень востребованы, и сейчас мы думаем об организации института на базе факультета энергетического и информационного права.
— Вы говорите «мы думаем» — значит, после перехода в Президентскую библиотеку узы, связывающие Вас с университетом, не разорвали?
— Нет, не разорвал. Конечно, должность заместителя декана по международным делам пришлось оставить. Хотел бы продолжить преподавательскую деятельность, так как не могу бросить своих студентов, хотя сейчас вижу, что это очень сложно. Очень много забот здесь, настолько много, что концентрироваться на остальном времени не хватает, а преподаватель всегда должен следить за законодательством и литературой. Законодательство меняется, надо за ним следить, появляются новые учебные источники, литературу тоже надо читать…
— Чувствуете ли Вы сейчас необходимость изучения собственно библиотечного дела, приобретения третьей, после юриста и торгпреда, специальности?
— Я не думаю, что буду приобретать третью специальность, потому что главное для меня здесь — это предмет, связанный с исследовательской деятельностью в целом. Даже когда я занимался изучением судебной практики, то суд, работу судьи рассматривал прежде всего как познавательную деятельность. Что ещё важнее — предметом этой деятельности является история, развитие российской государственности, и к этому предмету я буду подходить как юрист, который изучал с первого курса историю государства и права.
— Можно быть классным специалистом, собрать прекрасную библиотеку, оцифровать архивы, но если не будут применены библиотечные технологии, вся информация окажется под спудом…
— Я библиотеку рассматриваю как средство познавательной и информационной деятельности. Конечно, придётся более детально изучить библиотечную деятельность, но всё-таки я хотел бы рассматривать поисковый информационный инструментарий более широко. Наше название — «Президентская библиотека», но это не библиотека в привычном смысле этого слова; это и электронный архив, и просветительский центр, и музейный объект, и научное учреждение, здесь будет создан Учёный совет. Кроме того, к работе уже приступили профессионалы, которые одинаково хорошо владеют и информационными, и библиотечными технологиями.
— Предполагаете ли вы заниматься образовательными программами?
— Да, возможно здесь будет открыт образовательный библиотечный центр, где мы будем обучать библиотекарей, которые работают в других регионах, высоким технологиям, давать им необходимую информацию. Если говорить о научных и образовательных программах, то в первую очередь будут реализовываться проекты, связанные с историей российского государства. Например, если всё удастся,
1 сентября мы проведём своеобразный День знаний для студентов: они смогут осмотреть читальные, выставочные, мультимедийные залы, которыми располагает библиотека, ознакомиться с методологическим инструментарием исторической науки. Библиотека при этом будет представлена в виде одного из таких инструментов. Раньше, когда мы писали диссертации, мы говорили: «Провёл какое-то время в Ленинке, специально съездил», то есть библиотека всегда воспринималась не просто как хранилище документов и книг, а ещё и как реальный инструмент, который помогает создавать научные труды. Я всегда буду благодарен работникам Российской национальной библиотеки: свою первую диссертацию я написал на Садовой.
— Вы много работали в разных библиотеках, имеете возможность сравнивать. Что для вас кажется главным в организации обслуживания?
— Прежде всего, доступность и скорость. Я предпочитаю пользоваться библиотеками, где фонды максимально открыты, поэтому мне и нравилось работать в публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Там авторефераты диссертаций были в открытом доступе.
В конце 1980-х – начале 90-х меня удивили библиотеки университетов Германии, где был широкий свободный доступ к фондам. А уже в середине 1990-х на юридическом факультете нашего университета началась большая работа по автоматизации библиотеки факультета, и сегодня это не только современная библиотека, но настоящий научно-информационный центр, востребованный студентами и преподавателями (трудно поверить, но до этого ценнейшие книги библиотеки хранились в сырых помещениях туалетных комнат!).
Современные технологии как раз и позволяют упростить многоступенчатую, рутинную процедуру поиска и заказа книги, ускорить работу.
Недавно в рамках российско-германского диалога я посетил Баварскую государственную библиотеку, которая в сотрудничестве с Государственной библиотекой в Берлине и Немецкой национальной библиотекой составляет «Виртуальную национальную библиотеку Германии», познакомился с методами её работы. В 1997 году в Баварии был основан «Мюнхенский центр оцифровки документов», и за десять лет там оцифровали 40 000 документов. В 2007 году было объявлено о сотрудничестве библиотеки с компанией Google по оцифровке единиц хранения, на которые не распространяется авторское право. Это позволило им прибавить темп, и 40 000 документов они уже оцифровали за последние полгода.
— Если говорить о создании электронных библиотек как о дополнительной возможности расширения доступа к информации, знаниям, культуре, то очевидно, что скорость их создания и качество коллекций во многом зависят от уровня кооперации крупнейших книжных хранилищ. Как Вы планируете строить сотрудничество с двумя другими нашими национальными библиотеками?
— Оно основано на законе. В Законе «О библиотечном деле» сказано, что национальные библиотеки должны взаимодействовать между собой на основе координации и кооперации.
Уже сегодня Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина активно сотрудничает не только с Российской государственной библиотекой и Российской национальной библиотекой, но и с Тюменской областной научной библиотекой им. Д. И. Менделеева, Российским государственным историческим архивом, Государственным архивом Российской Федерации, а также с архивами Администрации Президента, федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, архивами политических партий и общественных объединений, с крупнейшими библиотеками и общественными организациями в других странах.
— А какие конкретные формы будут у этого партнёрства? Скажем, ведущие российские библиотеки создали Национальный информационно-библиотечный центр «ЛИБНЕТ», существует Ассоциация региональных библиотечных консорциумов АРБИКОН, есть и множество других вариантов взаимодействия. Планируете ли Вы подключать к ним Президентскую библиотеку или, может быть, предложите свои проекты?
— Да, мы будем включаться во все общие проекты, предоставляя свои ресурсы. Но одно дело — объединение ресурсов, а другое — создание новых продуктов. Мы будем создавать новые продукты. Мы будем брать у партнёров бумажные носители, их оцифровывать и создавать новый электронный продукт.
— А как будут использоваться ресурсы, создаваемые в филиалах?
— Дело в том, что ресурсы, созданные на основе местных региональных бумажных баз документов, будут доступны и в наших читальных залах, и в региональных. Часть из них будет размещена на нашем сайте.
— Согласно Положению о библиотеке, она должна оказывать методическую помощь филиалам и библиотекам в регионах. Вы уже разрабатываете механизм оказания этой помощи?
— Что касается филиалов, то их сначала надо создать. Более 20 регионов уже заявили, что они работают над созданием центров, филиалов Президентской библиотеки. Всего запланировано создание более 80 филиалов.1 Кроме того, мы будем создавать читальные залы Президентской библиотеки в различных учреждениях (в т.ч. за рубежом).
— Вы не считаете, что это будет дублировать существующую библиотечную сеть, и не разумней ли было эти деньги направить на её развитие?
— Я так не думаю. Мы должны понимать: для того чтобы создать нечто принципиально новое, нужно сконцентрировать дополнительные материальные и организационные ресурсы. Это может сделать президент.
Хочу привести историческую аналогию. Известно, что в начале XIX в. Императорская публичная библиотека была передана из ведения Императорского кабинета в Министерство просвещения. Но средств, выделяемых Министерством, катастрофически не хватало, и тогда, в середине XIX в. по настоянию Модеста Андреевича Корфа, который, кстати, был юристом, она вновь была возвращена в ведомство Императорского двора. Это позволило вдвое увеличить штатные ассигнования и дать ей новые возможности для развития. Императорская публичная библиотека стала успешно конкурировать с ведущими европейскими библиотеками.
Нечто похожее происходит и сейчас. С одной стороны, осуществляется патронаж библиотеки на самом высоком государственном уровне, а с другой — сам по себе статус Президентской библиотеки вызвал общественный интерес к библиотечному делу в целом, а региональные власти проявляют необходимую инициативу, чтобы «быть на уровне»… В вашем журнале было написано, что организация филиалов ПБ вызвала в регионах настоящий «библиотечный бум»2.
— То есть это вопрос престижа для регионов?
— Это один из побудительных мотивов, хотя есть и другие мотивы, которые связаны с объединением финансовых ресурсов, региональных, федеральных, потому что в данном случае, филиальная сеть будет развиваться благодаря и региональным бюджетам, и федеральному.
— Александр Павлович, уже отрегулированы правовые вопросы организации филиалов и региональных центров? Определён ли их статус, сформирована ли модель? Возникает множество вопросов, связанных с условиями аренды помещений, приобретением техники, набором персонала.
— Мы сейчас уточняем проект типового положения о филиале. Надеемся, что во время осеннего совещания руководители региональных библиотек один из дней смогут провести в нашей библиотеке, где мы обсудим эти общие вопросы создания филиальной сети, и взаимодействия этой сети с региональными библиотеками, может быть, примем какие-то общие решения.
В вопросах организационного содействия, выделения помещений региональные руководители идут нам навстречу. Конечно, для того чтобы соединить все филиалы с нашим терминалом, объединить их в одну сеть, которая будет эффективно работать, требуются определённые технологии. Ещё раз подчеркну, что Президентская библиотека — это не библиотека в традиционном понимании этого слова, это электронные информационные технологии и ресурсы, которые создаются. Нужны немалые средства, которые можно было бы инвестировать в новые технологии, но поскольку это делается впервые, трудно всё просчитать и всё предусмотреть.
Когда мы инвестируем в новые технологии, это всегда заканчивается прорывом. Могут быть какие-то отступления, ошибки, но инновационный путь редко предсказуем, обычно он связан с риском.
— Первым всегда труднее, это понятно. Скажите, а какова внутренняя идеология формирования вашего фонда? Существуют такие книги, которые интересуют трёх-четырёх человек,
а оцифровка каждой такой книги — достаточно дорогое удовольствие. Может, разумнее отослать человека к первоисточнику, а не создавать электронные копии таких узкоспециальных книг, рассчитанных на единичных читателей? Каков принцип отбора источников для оцифровки?
— Над содержанием фонда библиотеки работал оргкомитет, в составе которого были созданы рабочие группы, в частности группа по формированию контента. Были выбраны 40 000 учётных единиц книг, которые подверглись сканированию и стали частью электронной библиотеки. Над этим трудились историки и архивисты. Половина — это документы из Российского государственного исторического архива, вторая половина — документы из РГБ. По мнению специалистов, они будут интересны более-менее широкому кругу, но прежде всего — специалистам, историкам, тем, кто профессионально занимается историей Российского государства.
Целью и предметом деятельности нашей библиотеки являются: формирование общегосударственного хранилища и информационного ресурса в виде представленных в электронно-цифровой форме произведений и документов по истории, теории и практике российской государственности — это первая часть контента. Вторая — документы по русскому языку. Для того чтобы из всего массива выбрать необходимые документы, создаётся Учёный совет из специалистов по истории российского государства, по русскому языку, по информационному регулированию и праву, которые и будут заниматься отбором источников.
Возникают некоторые проблемы, связанные с авторским правом, при оцифровке современной литературы. Мы сейчас пытаемся их решать, создавать механизмы, позволяющие без ущерба для нас и без нарушения авторского права получать документы, сканировать, хранить и делать их доступными для пользователя.
— Александр Павлович, хотелось бы узнать Ваше мнение как юриста о IV части Гражданского кодекса, которая существенно ограничила возможности библиотек в работе с цифровыми документами: вне закона, фактически, оказались электронная доставка, копирование, выдача на дом и публичная трансляция мультимедийных документов, аудио- и видеофайлов.
— На мой взгляд, требуется дальнейшая систематизация всего законодательства. Для этого, со своей стороны, мы постараемся подключить юридическое сообщество, специалистов в сфере интеллектуальной собственности, а в рамках нашего Учёного совета мы будем заниматься усовершенствованием информационного законодательства в целом.
В ходе правоприменительной практики всегда возникает множество вопросов, обнаруживаются ошибки, которые законодатель должен исправить.
По моему мнению, IV часть ГК имеет важное значение для развития законодательства с учётом новых реалий, привнесённых в нашу жизнь новыми технологиями, а также для защиты права интеллектуальной собственности. Принятие дополнений к ГК было сделано с учётом требований международного права.
— А что насчёт современных учебников по истории? Издаётся их множество, и чтобы даже бегло познакомиться с каждым, пришлось бы собрать целую библиотеку. А стоят они недёшево. Будете ли вы их оцифровывать, чтобы сделать доступными для студентов и преподавателей?
— На выставке, которую мы организуем ко Дню знаний, будут представлены учебники по истории России. Надеюсь, что на сайте удастся разместить и новейшие книги, которые являются объектами авторского права. Нам придётся договариваться с издательствами, которые, конечно, заинтересованы в том, чтобы книги покупали, а не размещали в открытом доступе. Сейчас разрабатываются варианты и условия таких договоров. Существует ещё одна проблема. До появления Президентской библиотеки уже были переведены в электронный формат огромные массивы информации. Свести их воедино и сделать доступными через наши каналы очень сложно. Как их сканировали, какое использовали программное обеспечение, где они находятся? Нам сделаны были подарки — очень интересные оцифрованные документы, но у нас они не читаются. Предстоит решить ещё очень много вопросов, связанных с унификацией процессов, совместимостью форматов и созданием единой машиночитаемой базы. Это и есть задачи кооперации внутри библиотечной системы.
— Не кажется ли Вам, что эта проблема ещё шире, чем вопросы библиотечного взаимодействия? Информационные технологии развиваются столь стремительно, что через несколько лет могут измениться и носители информации и средства их прочтения?
— Сфера библиотечного дела является хорошей базой для внедрения новых информационных технологий. Но вопрос о цифровом будущем, конечно, не решается однозначно. Технологический прогресс идёт стремительно, и это приводит к замене носителей информации другими, более совершенными. Книги, рукописи — самоценны, они должны оставаться всегда. А появление новых технических средств приводит к тому, что периодически всю информацию, существующую в электронном виде, приходится перезаписывать на новые носители.
— Знаете, сегодня Президентскую библиотеку называют «фантомом».
— В каком смысле фантомом?
— В прямом. Как нечто нереальное, мираж, призрак... Библиотека была открыта, но посмотреть, пощупать, понять, что это такое, пока нельзя.
— Императорскую библиотеку тоже не сразу открыли для широкой публики. Это тоже был фантом?
— Мне кажется, это немного другая история. Библиотека работала, формировались фонды, поступали книжные коллекции. Потом война была, эвакуация…
— Проблема комплектования фондов есть и у нас: это огромная аналитическая и технологическая работа, требующая больших интеллектуальных усилий и материальных затрат.
В электронных фондах далеко не всё можно потрогать руками. Но в отличие от баз данных, где информация представлена в текстовом формате, у нас можно знакомиться с документами и книгами в «реальном виде», только не на бумаге, а на экране — читать, рассматривать, листать… Правда, это тоже уже «другая история». А что специалисты говорят о нашем сайте?
— Считают, что пока он очень скромный.
— Сейчас наша главная задача — систематизация информационных ресурсов и наращивание темпов оцифровки документов. И начали мы с оцифровки учебников.
— Предполагаете ли вы предоставление разных возможностей для зарегистрированных и незарегистрированных пользователей?
— Мы расчитываем, что сайт будет постоянно обновляться и структурно и содержательно. Сейчас вся информация, которая размещена на сайте, доступна всем пользователям. До последнего времени не требовалось даже регистрации, хотя название соответствующей опции на странице сайта присутствует.
— Значит, ограничение доступа к вашим ресурсам не предполагается?
— Может быть, если в будущем на сайте будет размещена полностью вся информация, мы будем более тщательно идентифицировать потенциальных пользователей. Но по мере того,как будут решаться наши кадровые, технические, организационные проблемы, доступ и к ресурсам, и в читальные залы будет только расширяться.
Торжественное открытие библиотечного комплекса состоялось 27 мая , а
1 сентября мы планируем открыть библиотеку для читателей. И это в условиях продолжающихся строительных и пуско-наладочных работ. И это притом, что из трёх сотен положенных по штату специалистов, сегодня начали работать только 50. Необходимо подготовить всю документацию, протестировать все системы.
В День знаний будут открыты читальные, мультимедийные, выставочные залы. Посетителями в этот день станут студенты, затем мы откроем библиотеку для всех читателей.
— Каким будет режим доступа в библиотеку? Кроме читательского билета, нужно ли будет заказывать пропуск, как это требуется сейчас?
— Библиотека расположена в историческом здании Синода. Для пользователя требуется ходатайство направляющей организации. Это режимный объект. Для прохода в него требуется пропуск Федеральной службы охраны.
А для посещения библиотеки, соответственно, ещё и читательский билет.
— Александр Павлович, Вы стоите у истоков создания такого глобально-виртуального книгохранилища. А как Вы относитесь к книге в привычном понимании этого слова?
— Когда мне нужно быстро найти информацию, я предпочитаю электронные базы данных и Интернет. А когда хочется почитать для удовольствия или необходимо глубже изучить какой-либо вопрос — беру книгу. Бумажную книгу пока читать удобнее. Однако нельзя исключить, что электронные книги в результате развития технологий в будущем вытеснят бумажные.
— Хочется верить, что этого не произойдёт. Спасибо Вам, и удачи!

1 Вершинин, А. П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде: Учеб.-практ. пособие. — М.: Городец, 2000. — 247 c.
2 Подробнее о создании филиалов ПБ см.: Библиотечное дело. — 2009. — №7. — С. 27–32. (Прим. ред.).

Беседовали Татьяна Филиппова
и Елена Рощина
Фото: Анна Высочина
и Андрей Осин
Тема номера

№ 4 (454)'24
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы