Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 6 (264)'16 - СЛОВО РЕДАКТОРА
Чаепитие… не в Мытищах

А где? Не буду называть, чтобы не травмировать лишний раз его обитателей, этот тихий приволжский городок, подаривший вдохновение многочисленным поэтам и художникам. В своё время даже Фёдор Шаляпин, очарованный его красотой, построил здесь дачу на Волжском берегу.
И вот телеканал «Звезда», который, как известно, «отличается умом и сообразительностью», ославил этот милый городок на всю страну, сообщив на своём сайте о том, что «по данным надзорного ведомства, с 2014 года местные библиотекари незаконно тратили бюджетные деньги на чаепития. Всего удалось выявить 31 случай расходования бюджетных средств на цели, не предусмотренные уставной деятельностью, на общую сумму 27 тысяч 695 рублей».
Справедливости ради надо сказать, что на эту сумму почаёвничали не только библиотекари: любителями «погулять» на бюджетные деньги оказались ещё посетители целого клубно-библиотечного объединения — это городской дом культуры, три сельских клуба, две городских и две сельских библиотеки. Итого 8 подразделений. 
Реакция на это сообщение в библиотечном сообществе была бурной. Иван Ургант назвал это «преступлением века», совершённым «бандой чайных пакетиков». 
И сарказм был не только по поводу смехотворности суммы (знаем мы и покруче траты — всякие там виолончели, дорогу Адлер-Красная Поляна и долгострой «Зенит-Арены»).
Важно другое — тысячи библиотекарей примерили эту ситуацию на себя. Мы прекрасно знаем, что все мало-мальски массовые мероприятия, как правило, завершаются совместными чаепитиями. Есть у нас такая традиция. 
В Россию чай пришёл лишь в первой половине XVII века. Долгое время из-за своей дороговизны он был недоступен крестьянам и даже людям среднего достатка. В дворянских усадьбах чай берегли как зеницу ока: обычно хозяйка хранила его не в кладовой, а в собственной спальне, в специальном ларце-чайнице. Поэтому первоначально чаепитие в народе считалось одним из символов зажиточной и благополучной жизни. Только в начале XIX века чай стал доступным и начал прочно входить в русский быт: без него не обходилась ни одна встреча, ни одно семейное торжество, не заключались брачные союзы и торговые сделки. Чаепитие на Руси наполнилось своей философией. Само чаепитие являлось не просто утолением жажды, а своеобразным проявлением общественной жизни. И вот уже три столетия на Руси не обходится без чая ни одна встреча друзей. 
И что же? Теперь под дамокловым мечом будет находиться любая библиотека, верная этой традиции? Может, эту традицию прописать в уставной деятельности?
Абсурд всегда порождает абсурд. Я попросила коллег прокомментировать эту ситуацию с точки зрения закона.
И вот что они сказали: 
Валентина Константинова: Нам уже выслали приказы — никаких чаепитий. Какая ерунда. Мы всю жизнь такие мероприятия (они бывают 2 раза в год) проводим только за свой счёт или дети с родителями приносят сладкое к столу. Никаких бюджетных денег мы не используем, но приказ уже есть!
Макарова Ольга: Если это бюджетные средства, очень важно, на что именно они были выделены по Соглашению о предоставлении субсидии. Если средства действительно выделены на организацию мероприятия или проекта, они должны расходоваться строго в соответствии с утверждённой сметой мероприятия. Видимо, в их случае расходы не соответствовали утверждённой смете или соглашению.
Видимо, чай опять становится недоступной роскошь. Для некоторых категорий граждан.

C любовью,Татьяна Филиппова, 
главный редактор журнала «Библиотечное Дело»



Тема номера

№ 19 (301)'17
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы