Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 6 (312)'18 - СЛОВО РЕДАКТОРА
Тень прошлого
На планете Земля человечество существует уже более 200 тыс. лет, но появление письменности позволила записывать историю только за последние 6 тыс. лет, а это значит, что 97% истории человечества утеряно.
И всё же человек продолжает всё более пристально вглядываться в своё прошлое, а концепция исторической памяти становится одной из самых востребованных. К ней обращаются не только историки, но также социологи, культурологи, писатели и, конечно, политики. Очень часто история и историческая память воспринимаются как синонимы, однако это не так; более того, эти два понятия иногда рассматриваются учёными как противоположные друг другу. «Изучение истории направлено на наиболее точное отражение прошлого, часто на основе теорий и подходов, заимствованных из других научных дисциплин (например, социологии). Наоборот, устная традиция передачи информации о прошлом мифологична. Она характеризуется тем, что память сохраняет и “воспроизводит” сведения о прошлом на основе воображения, порождённого чувствами и ощущениями, вызванными настоящим. Воспоминания о прошлых событиях, как давно уже установили психологи, воспроизводятся через призму настоящего». 
Эти малозаметные различия между историей и исторической памятью часто используют лукавые политики для обоснования и оправдания своих неблаговидных деяний.
Наивно было бы думать, что историческая наука, опираясь на документы, всегда объективна. Во все времена исторические сведения и представления использовались избирательно: что-то утаивалось, а что-то намеренно преувеличивалось. Идеологический подход к истории всегда применялся и применяется в интересах власти. Но только в конце ХХ–начале ХХI вв. такое использование принимает системный характер. На наших глазах началась буквально война «за историю», за право интерпретировать и толковать хорошо известные факты. Все попытки создания «единого учебника истории», признание «мифа» более важным, чем «факт», доминирование исторической политики над исторической правдой — имеют одну цель — сменить «места памяти» (lieux de memoire), откорректировав тем самым коллективную память нации. 
Как правило, в основе исторической политики лежит спекулятивное использование памяти о важнейших событиях в жизни народа — революциях, войнах, прорывных научных открытиях. И мы много раз становились свидетелями, когда их интерпретации переворачивались «вверх тормашками». «Старых большевиков» объявляли врагами народа, вносили и выносили вождя из мавзолея, водружали и разрушали памятники, наконец, зверски расстрелянную большевиками царскую семью причислили к лику святых.
Библиотеки как важнейшие «места памяти» в полной мере испытали на себе все последствия периодической смены исторической парадигмы — уничтожение и списание книг, создание спецхранов и даже уголовные преследования за хранение в фондах «нежелательной литературы» (вспомним историю директора Библиотеки украинской литературы)». 
Книги, тексты, памятники исторической мысли, политические  доклады, картины, скульптуры — это источники для изучения «мест памяти». Их сбережение — защита от очередной перелицовки нашей истории.

C любовью, Татьяна Филиппова, 
главный редактор журнала «Библиотечное Дело»


Тема номера

№ 14 (320)'18
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы