Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
Архив журналов - № 13 (343)'19 - СЛОВО РЕДАКТОРА
Одолеем Бармалея!
Однажды Корней Чуковский отправился в «высокое ведомство», чтобы вырвать из его цепких лап своё детище — «Крокодила». «Был сегодня у главы цензуры — у Волина в Наркомпросе. — вспоминал он. — Встретил приветливо и сразу же заговорил о своей дочери Толе, которая в одиннадцать лет вполне усвоила себе навыки хорошего цензора.
— Вот, например, номер «Затейника». Я ничего не заметил и благополучно разрешил, а Толя говорит:
— Папочка, это номер нельзя разрешать.
— Почему?
— Посмотри на обложку. Здесь изображено первомайское братание заграничных рабочих с советскими. Но посмотри, у заграничных так много красных флагов, да и сами они нарисованы в виде огромной толпы, а советский рабочий всего лишь один — правда, очень большой, но один — и никаких флагов у него нет. Так, папа, нельзя.
Отец в восторге».
«Крокодила» вычеркнула из детской литературы, как известно, несгибаемая Надежда Константиновна. Она была убеждена, что «сказки, в основной своей массе, чрезвычайно вредны для советских детей».
Она недрогнувшей рукой в октябре 1929 года подписала письмо «О пересмотре книжного состава массовых библиотек»: «Провести пересмотр книжного состава всех библиотек и очистить от идеологически вредной литературы».
Поскольку детское чтение было предметом её особой заботы, то сообщалось, что «Инструкция по изъятию детских книг будет издана особо».
Детская психика очень уязвима, стена нелепых ограничений и запретов травмирует её в большей степени, чем взрослую. Ребёнок беззащитен перед внешним миром, и любая несправедливость для него — катастрофа. Он либо становится конформистом (как девочка Толя), либо занимает глухую оборону от взрослого мира, либо накапливает агрессию «против всех». 
После известных событий, когда на протестные акции вышла «школота», власть вспомнила о подзабытой практике соратницы вождя — взять под полный контроль подрастающее поколение. Проблему «что читать?» уже решили, поделив возрастными маркерами всю детскую литературу. Пришло время взяться за контроль над умонастроениями. Для этого все средства хороши — запугивания, запреты, угрозы. Прошлый год был плодотворным на запретительные меры. 
В декабре сенатор Елена Попова выступила с инициативой законопроекта, который обяжет организаторов протестных акций вести учёт несовершеннолетних, которые пришли на то или иное мероприятие. 
А в ноябре в первом чтении нижней палатой был принят законопроект, запрещающий вовлекать детей в участие в незаконных митингах и акциях. За появление ребёнка на таком мероприятии гражданину грозит штраф от 30 до 50 тыс. рублей, обязательные работы или административный арест на срок до 15 суток. Для юрлиц — штраф до 500 тыс. рублей. Пока закон ещё не принят, но вероятность его окончательного рассмотрения в 2019 г. очень большая.
И, наконец, принят «Закон о суверенном Рунете», о чём с тревогой говорили участники молодёжного образовательного форума «Территория смыслов»,  Их успокоила спикер СФ: «Хочу вас заверить, уважаемые молодые люди, мои молодые друзья, никаких намерений у правительства Российской Федерации, у Федерального собрания ограничивать ваши возможности в интернете нет и не будет»,
Поживём — увидим.
P.S. Сегодня Россия занимает 53-е место из 65-ти по уровню свободы интернета.
P.P.S. А Корней Чуковский — самый издаваемый и читаемый детский писатель.

С любовью, Татьяна Филиппова,
главный редактор журнала «Библиотечное Дело»


Тема номера

№ 14 (344)'19
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы