Журнал для профессионалов. Новые технологии. Традиции. Опыт. Подписной индекс в каталоге Роспечати 81774. В каталоге почта России 63482.
Планы мероприятий
Документы
Дайджест
pedant.ru
Дайджест
Алла об Анне
Алла Марченко: Ахматова сумела не просто рассказать о судьбе и романах женщины, но о том, как женщина смотрит на мир.

23 июня исполнилось 120 лет со дня рождения Анны Ахматовой.

Обозреватель "РГ" беседует с Аллой Марченко - автором книги "Ахматова: жизнь" - единственной биографической прозы, вошедшей в этом году в "шорт-лист" Национальной литературной премии "Большая книга".

Российская газета : Алла Максимовна, как вы отметили день рождения Ахматовой?

Алла Марченко : Была как раз 23 июня в Музее Серебряного века. Это - камерный полудомашний музей в бывшем доме Валерия Брюсова. Для всех, кто там собрался, - а думаю, что лишние люди туда не приходят, - было важно поговорить об Ахматовой в этот день. Если вы слышали про проект Павла Фокина, то его автор как раз работает в этом музее, и он всех пригласил. Проект заключается в том, что уже несколько лет издательство "Амфора" выпускает книги в серии "Без глянца". Там вышла книга и про Ахматову, и - недавно была презентация в Доме Булгакова - про Гумилева, и другие.

Павел Фокин - человек знающий и как музейщик, и как автор этих книг. Ему и моя книга очень понравилась, поэтому он меня и пригласил.

РГ : Вы написали биографии таких поэтов, как Михаил Лермонтов, Сергей Есенин. Почему за ними последовала именно Ахматова, а не кто-либо другой?

Марченко : У нас привыкли так: если кто-то занимается Серебряным веком, то он вначале пишет про Ахматову, потом - про Цветаеву, затем - про Мандельштама... А я просто пишу про тех поэтов, которые мне интересны. Интерес этот с детства. Одно время я много читала Блока, а потом этот интерес как-то угас. Занималась в университете у Виктора Дмитриевича Дувакина Маяковским и... не смогла даже писать о нем дипломную работу. Пришла и сказала: "Не могу!"

В случае с поэтами, про которых пишу, не то что не разлюбила, а не потеряла интереса. Эти стихи сохранили для меня ту же свежесть, что и в 14 лет. Как говорил Мандельштам про Ахматову: ее стихи можно удалить из моего мозга только хирургическим путем. Так вот стихи Есенина, Лермонтова и Ахматовой из моего мозга можно удалить только хирургическим путем. Остальные как-то приходят и уходят.

РГ : Ваша книга называется "Ахматова: жизнь". Не кажется ли вам, что к ней хорошо бы подошло и название "Ахматова. Стихи", ведь вы разбираете в ней историю стихотворений Анны Андреевны - откуда они появились?

Марченко : Вы точно заметили, что главный материал для исследования или расследования в книге - это стихи. Иначе можно книгу прочитать как детектив про Ахматову и ее любовников. Я пишу и анализирую жизнь Ахматовой рядом с теми людьми, отношения с которыми обернулись стихами. А когда стихов не было, то я эти отношения и не разбираю. Ее жизнь - в стихе и стихом. Если вспомнить Пастернака: "Так начинают жить стихом..." Могли быть взаимоотношения, которые много значили в обыкновенной бытовой жизни. Та же Эмма Герштейн, вдова Мандельштама, Ардовы - все это были очень милые люди, они ей много помогали, она была к ним привязана. Но в стихах-то это не отразилось! Поэтому я тут и не копаюсь, не "рву кожуру с предмета", как Вознесенский говорил.

РГ : Многие любят стихи Ахматовой о любви, чисто женские переживания. И вдруг она пишет такую вещь, как "Реквием". Тоже о женском, но здесь поэзия - приподнятая, социальная...Другая, одним словом. Лирика Ахматовой личная и общественная как взаимодействовали?

Марченко : У нее ведь не разделялось ничего. Она жила в такое время, когда история входила в каждый дом. Это сейчас можно сказать: я политикой не интересуюсь. Ахматова говорила, что самым сильным впечатлением ее детства была, во-первых, Цусима: "И кто-то Цусима сказал в телефон" (Во время русско-японской войны была жестоко разгромлена Вторая Тихоокеанская эскадра у острова Цусима - крупнейшее поражение Русской армии. - Прим. С.А.), а во-вторых, когда она была совсем еще подростком и они жили в Царском Селе, какой-то студент, который занимался математикой с ее братом, приехал к ним и рассказывал, что произошло. Это было 9 января - расстрел рабочих. Для нее весть обернулась страшным потрясением, потому что это было первое, что она узнала. Психологи говорят, что сюжеты нашей жизни заложены в нашем детстве. И то, что нас когда-то потрясло, оно так с нами и идет. Так что другой бы даже и не заметил, но если Ахматова говорит: "Я была тогда с моим народом там, где мой народ, к несчастью, был", то, значит, она живет с ощущением "Я - дерево от этого корня".

У нее было тяжелое замусоренное детство. Несмотря на то что у матери были средства на приданое, пришлось пережить и бедность, и смерть родственников, оставить дом, ютиться у знакомых. Когда у девочки нет ни одного поклонника до 18 лет - это ужасно. У нее не было ни друга, ни компании, так как они часто переезжали с места на место. И тут она рано вышла замуж, и муж ее втянул в литературную жизнь. А семья у Анны была абсолютно нелитературная.

В этот момент, как это часто бывает, она превращается из дурнушки в одну из самых прелестных женщин Петербурга, как о ней писал Георгий Иванов. Ахматова сумела не просто рассказать о судьбе и романах женщины, но о том, как женщина смотрит на мир. Как она соображает. То, что называется соображением понятий и объяснением оных. Она рассказала о женщине больше, чем Лев Толстой в "Анне Карениной".

РГ : Какие житейские события наиболее сильно повлияли на творчество Ахматовой?

Марченко : У нее не было такого события, как у Лермонтова, который проснулся знаменитым, написав стихи о Пушкине "На смерть поэта". У Ахматовой не было такого, чтобы разом изменилась ее жизнь. У Анны Андреевны все в жизни было постепенно. Писала в детстве стихи, потом их уничтожила - и я ее понимаю. Затем муж - Гумилев - уехал, она осталась соломенной вдовушкой, и в какой-то момент стихи резко изменили свое качество. Знаете, как цветок жасмин: был простой, а вдруг стал махровым, да еще и с запахом. Конечно, в творчестве сказалось, что так резко изменилась ее жизнь: другой дом, иной статус, в то же время и обида, что муж уехал, которую надо скрывать. И что-то надо доказать. Потом она сама говорила, что нужен какой-то чисто эстетический всплеск. И вот стихи Иннокентия Анненского, про которого она потом скажет: "И тот, кого учителем считаю", что-то она в них увидела...

Я потом внимательно читала его, разбиралась, пыталась понять, чему именно она у него училась. В ее стихах самое главное, как она говорила, - умение сказать в нескольких словах или в одном выражении очень многое - думаю, это она взяла у него.

У Томаса Манна есть интересное соображение, суть которого сводится к тому, чтобы сказать о главном, надо говорить о другом, о смежном. Расшифрую: нельзя, например, сказать прямо "Я тебя люблю", но можно, говоря о другом, дать это понять. Ахматова тоже это умела.
подробности

Ханна Шигулла: Ахматова собирала свет

На Московский Международный кинофестиваль приехала кинозвезда - немецкая актриса Ханна Шигулла, которая исполнила роль русской поэтессы Анны Ахматовой в картине режиссера Ирины Квирикадзе "Татарская княжна". Фильм демонстрируется в рамках ММКФ.

Актриса рассказала об этой роли подробнее:

- Любая душа, которая может открывать себя другим, является мировой. Жизнь Ахматовой была сужена и омрачена тенями особого рода. Но Анна Андреевна не давала свету померкнуть внутри себя. Все люди, которым удалось пройти через серьезные испытания, если им удалось выдержать их, говорят, что это произошло именно благодаря щедрости души. Мы выживаем благодаря тому, что вокруг нас. Я слышала, что Ахматова была очень щедрая, делилась со всеми. С другой стороны, она была непреклонная. Когда официальные голоса требовали, чтобы она писала более понятно, Ахматова отвечала, что не сойдет со своего пути. Мне запали в душу ее строки: "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда...".

Ахматова обладала способностью собирать свет, как в пучок, и, сфокусировав его внутри себя, снова выпускала в окружающий мир.

Бродский поблагодарил ее после смерти, написав, что она в сталинское время не дала России стать глухой и немой. Во время съемок режиссер Ирина Квирикадзе говорила мне:

- Ты должна играть так Ахматову, как будто ты - королева.

Но я попыталась сыграть еще и противоположную сторону: то, что Анна Андреевна не делала разницы между собой и окружающими.

Я сыграла Ахматову уже в возрасте. В молодости ее сыграла другая актриса. Очень жалею, что не говорю по-русски, но меня очень хорошо озвучили.

Сусанна Альперина

"Российская газета" - Неделя №4939 (115) от 25 июня 2009 г.
Тема номера

№ 6 (288)'17
Рубрики:
Рубрики:

Анонсы
Актуальные темы